Вы здесь: Главная > Деткие истории, стихи, песни > Если тебя бросили

Если тебя бросили

Тебя бросала девушка? Помнишь, как это больно?

Я знаю, ты клянешься в том, что тебе плевать на такое, что ты матерый пофигист и прожженный циник, что это ТЫ бросаешь баб. Но ты помнишь. Ты все помнишь. Еще бы, тут намешаны и предательство, и неуверенность, и ощущение своей несостоятельности, и ревность в диких объемах, и чувство одиночества, внезапного и даже удивительного. Как будто ты теленок, который только что посасывал молоко из вымени и получил обухом по лбу, а теперь едешь к кому-то на стол.

Вы плохо спите и вам тесно на кровати — кровать двуспальная решит все ваши проблемы. Заказать ее вы можете на сайте https://mebelvozov.ru/.

Ты просыпаешься, чуть ли не с криком, подушка мокрая. Теперь тебе еще и стыдно – ты ведь мужик, а мужики не плачут.

Ты пытаешься забыть ее, выбросить из своего мозга. Но сейчас это может сделать только наркота. И вправду, за пару лет она превратит тебя в существо, которому действительно плевать на девушек. И на все остальное тоже, со временем даже на саму жизнь.

Ты заливаешь свое горе спиртным, начинаешь целовать ее фотографии. А потом злишься до того, что рвешь эти карточки – единственное, что осталось от нее. Остается только детская, и то, потому что ты про нее забыл.

Ты хочешь увидеть ее, объяснить все, хотя это было чертову кучу раз. Но она ушла не куда-то в закат, не в темноту, она ушла к другому. Поэтому встречаться с ней может быть опасно – мало ли, вдруг она придет с ним. Ты же не хочешь из-за этого ублюдка попасть в тюрьму.

Все попытки позвонить и поговорить выглядят, мягко говоря, не очень. Ты закатываешь истерики, ты опротивел сам себе. Ты размазня, слабак. А хочется быть независимым и сильным.

Стоп! Что бы сделал сильный, независимый человек в такой ситуации? Его оставили на пустой сцене под софитами. Он удушит предательницу? Нет, он же не психованный ревнивый мавр. Сойдет с ума, бросится грызть занавес, а потом справит нужду в будку суфлера? Побежит за дуэльными пистолетами? Нет, нет и еще раз нет.

Он спустится со сцены, хотя это и трудно, и устроится в первом ряду.

Спектакль будет интересным. Он драматичен и психологичен. Он поможет познать себя. Местами будет неприятно и больно, но надо досмотреть до конца.

Вот, на сцене она. Ты не можешь на нее смотреть, все еще жива любовь. Придуши ее на время, она только помешает. Это не та, которую ты любил. Теперь это просто девка.

А это, значит, ее новый?

Идут за ручку, он шутит, она хихикает. Как когда-то с тобой. И юбка на ней, та самая, когда вы в парке… Быть может, она полностью не отстиралась и на ней еще есть следы твоего блаженства…

Стоп! Без воспоминаний!

Их отношения только начались. Все мило и почти невинно. Но уже они все изощренней в постели.

Не нравится? Смотри! Ты должен терпеть, иначе все зря. Когда сможешь смотреть на это без слез, ты увидишь кое-что интересное. Смотри, она дает ему так же, как и тебе. Только теперь она стонет тише и не глотает.

Он ее трахает то лениво, то с остервенением. Тяжело смотреть, понимаю. Но это нужно для твоего исцеления.

Тебя спасают только мысли наподобие «Целуй ее, кретин, целуй. В этих губах не раз были мой член и мое семя. Давай, не останавливайся, тварь!».

Ужас, она теперь по утрам поет. Она… Она счастлива! Счастлива с этим существом…

Тебе очень больно. Больнее, чем было и будет. Но эта мизансцена не вечна. Скоро наступит тот момент спектакля, на котором она бросила тебя.

«Новый» привык к ней, и начинает гулять налево. Она не знает об этом. А ты и жалеешь ее, и одновременно нет. Гораздо сильнее хочется начистить этому гаду рыло – ведь те две чиксы, к которым он бегает, не то что не сравнятся с ней, на них смотреть невозможно.

Прошло несколько месяцев. Смотреть легче и легче. Во-первых, ты привык к действу, во-вторых, их отношения постепенно тонут в бытовухе.

Ой, смотри, этот «новый» сходил в туалет и даже не вспомнил про освежитель воздуха. Теперь заходит она и… Зажимает свой красивый носик. Что так, не нравится? Ха-ха, дыши глубже, ты ведь любишь этого козла.

Она пересолила суп, а он хочет жрать, как стая волков. Ну… Вот, бросает ложку и идет в кафе.

Следующая картина: она ловко занимается самоудовлетворением в ванной: этот ухарь перебрал косорыловки и теперь не то, что трахаться, ходить не может. Вон он, валяется наполовину на кровати, наполовину на полу.

Звонит телефон, он поднимает трубку, а оттуда голос: «Сющай, дарагой, пазави Маша!».

С хитрой ухмылкой кладешь мобильник в карман и наблюдаешь. Даже не скрываешь своей улыбки при сцене их ссоры. Как тебе не стыдно, а?

Она задержалась на работе. Мало того, пришла не совсем трезвая. И посмотрите, опять скандал. Направо летит посуда, налево – вещи. Он все еще держится, не хочет бить. Но вот, щелчок в его голове и она получает удар. Не кулаком и не в глаз, но и этого хватает ей для полета в угол. Ты хочешь за нее вступиться, жалеешь, что тебя не привязали к креслу. Черт побери, ты голос на нее не повышал, а эта тварь бьет ее! Он должен поплатиться за это! Стой, стой. Ты только зритель. Да еще и не совсем легальный. Ты должен просто смотреть.

Она, еле-еле, встает, шипит что-то нечленораздельное под нос и опять падает. То ли полторы бутылки шампанского сказались, то ли нокдаун. Он напуган и бросается к ней. И получает увесистую звонкую пощечину. Смотри-смотри, они дерутся! Не активно: она пытается вцепиться ему в морду, а он ловит руки. Думаешь, она вся такая гордая и теперь уйдет от него?

Да сейчас же! Он рвет платье и начинает жесткий примирительный секс. С местью, примирением, сладостью и свирепостью.

Не разбежались. Ты был не прав.

Проходит еще время, и она уже бегает с пузом. И уже давно не поет по утрам. Она на кухне что-то варит. Тут что-то сбежало и она еле слышно матерится. Он отвлекается от газеты и говорит: «еще раз матюгнешься, в репу дам». Она, естественно недовольно, мол, тебе можно, а мне? «Баба – это другое дело» – завершает он разговор. Ой, а ты уже и согласен с ним.

Носки, стирки, готовка, прогулка до магазина вдвоем раз в месяц, пельмени из того же магазина, бигуди, треники с пузырями, все как у всех.

Вроде бы, у этой парочки все хорошо. Но однообразно до ужаса. Эмоций нет, краски пропали. Даже супружеский долг – теперь они так называют это, раз в месяц и в одной позе.

Уже не охота досматривать спектакль – скучно и понятна развязка.

…шаблонная свадьба с шампанским в туфле, драка, куча бухих в дрезину гостей, удручающий баланс вложений и подарков…

…сцена у роддома. Она бледная и, прямо скажем, никакая. А дальше и вовсе неинтересно. Ты даже засыпаешь в кресле. И просыпаешься только от звука ссоры. А потом и на них перестаешь обращать внимание. Стало неинтересно: вместо бодрого мочилова теперь это просто вялотекущая война с обвинениями и молчанием.

Ты уже не смотришь в сторону сцены. Тебе полностью неинтересны события на ней. Да и смысла в своем присутствии ты теперь не видишь. Да, ты сидишь в кресле в самом первом ряду. Но теперь тебе все это по барабану. Незаметно, во время второй половины спектакля боль куда-то делась, а обида последовала вслед за ней. Почему-то отношение к твоей бывшей девушке, чудесной и замечательной некогда, превратилась в тот самый пресловутый пофигизм. Теперь для тебя она никто – просто какая-то тетка с улицы, которую ты не знаешь и знать не хочешь.

Поначалу все было бодро и весело, но все это вылилось в банальнейшее продолжение. Теперь сюжет может быть спасен только ярчайшей и драматичной концовкой. Или даже трагедией. Но этого ты пока не хочешь. Ты ничего не хочешь, не менять что-то в спектакле, ни исправлять. Хотя нет, хочется посоветовать ей записаться на самбо Ии еще какое-нибудь айкидо. При ее гордости и его тупости это будет нужным. И почему она сама этого еще не поняла? Все равно, это их дело. Пусть поступают, как хотят.

Ты выходишь из театра. На улице нет характерного запаха театра и банальной бытовой жизни этой семейки. Ты снова достаешь телефон, но не звонить ей, как когда-то, а чтобы удалить ее номер. Теперь ты полностью свободен от нее. Время, пусть это звучит банально, лечит. Ты пережил все это. Не поехал крышей в самом начале и теперь снова готов к новым приключениям.

Ах да, осталась та самая детская фотография с симпатяжкой в белой панамке. А ведь бумага хорошая… Складываешь из фото самолетик и бросаешь с балкона. Бывший кусочек твоей жизни немного летит по прямой, входит в нисходящую спираль, а потом срывается в штопор. А лужа, куда он упадет, станет вечностью и полным забвением.

Комментирование записей временно отключено.